XLVII международная выставка-презентация
научных, технических, учебно-методических и литературно-художественных изданий

Древнерусская доваряжская аристократия X-XVI вв. и её потомки: генеалогическое исследование


ГруппаНаучная литература
Область науки
Гуманитарные науки
Название на русском языкеДревнерусская доваряжская аристократия X-XVI вв. и её потомки: генеалогическое исследование
Авторы на русском языкеТаланин В.И.
Название на английском языкеOld-Russian dovaryag aristocracy of X-XVI centuries and its descendants: genealogical research
Авторы на английском языкеTalanin V.I.
Вид издания на русском языкеМонография
Издательство на русском языкеЗапорожье: ЗНУ, 2015. - 168 с.

Резюме

Книга посвящена восстановлению генеалогии боярского рода из Неревского конца Великого Новгорода с X по XVI века, а также определению потомков староновгородского боярства в различных русских регионах.

Во Введении ставится задача необходимости продолжения исследования собственной родословной автора, восстановленной с 1570-х годов до настоящего времени и опубликованной в предыдущих работах. Указывается, что родоначальниками являются три брата, переселившиеся в Нижегородское Берёзополье из Великого Новгорода: монах Порфирий (мирское имя неизв.) (1510/20-е гг. – 1600/1604), Лукьян Леонтьевич (1510/20-е гг. – 1587/1600), Артемий Леонтьевич (до 1544 – после 1580). Лукьян был «корыстным купчиной» (ростовщиком) и новгородским целовальником [1571-1573] (здесь и далее в квадратных скобках при имени показаны сроки пребывания лица в указанной должности). Артемий был купцом-ормячником и новгородским целовальником [1574-1575]. Также Лукьян имел сына Третьяка, купца-шелковника и новгородского целовальника [1576-1577]. После марта 1577 г. и не позже лета 1579 г. все они с семьями переселились из Великого Новгорода в Нижний Новгород. Порфирий стал строителем и игуменом [1579/1580 – 1600/1604] нижегородского Сошествия Святого Духа монастыря. Лукьян стал нижегородским купцом и синхронно с братом основал в 40 км от города сельцо Подолец (1579/1580). До 1587 г. он построил в сельце церковь во имя Рождества Пресвятой Богородицы, из-за чего сельцо было переименовано в село Богородское (совр. город Богородск Нижегородской обл.). Земли, приписанные к Богородскому, официально были дворцовыми, но купцу Лукьяну они были сданы в аренду, и он для привлечения населения раздавал землю на оброк крестьянам; фактически Лукьян был «неофициальным вотчинником» на дворцовой земле. Лукьян и его двое старших сыновей остались жить в Нижнем Новгороде, тогда как Артемий Леонтьевич и трое младших сыновей Лукьяна – Третьяк (до 1546 – 1610-е гг.), Корнилий (1546/1567 – 1623/1646), Алексей (1546/1567 – 1597/1623) – обитали в Богородском. От Алексея пошёл местный род Проскурниковых/Проскуряковых. Третьяк стал священником при построенной отцом церкви [1597/1600 – 1610-е гг.], каковая должность в роду стала наследственной – следующим священником стал его сын – Василий [1610/20-е гг. – 1640-е гг.]. Дети Василия отказались от священничества, поскольку старший из его сыновей стал сельским земским дьячком, основав один из трёх местных родов Поповых. От младшего брата земского дьячка пошёл местный род Третьяковых. Священническая должность перешла в род Корнилия Лукьяновича. Его сын был пономарём при родовой церкви, и трое его младших сыновей основали местный род Пономарёвых. Старший сын – Василий Саввич (до 1630 – 1690-е гг.) стал новым священником при Рождественской церкви [до 1660-х – 1690-е гг.]. Его сын – Афанасий (1659/1663 – после 1722) – стал последним в роду священником [1690-е гг. – 1711/1715]. Между 1711 и 1715 гг. он и его сын Василий (до 1701 – 1779) были выключены из духовного сословия и перечислены в крестьянство вследствие реформ Петра I [1682-1725]. Василий Афанасьевич, впервые в истории взял фамилию «Таланин».

В главе «Боярство Неревского конца Великого Новгорода и его связь с семьёй Леонтьевичей XVI в.» было определено, что братья Леонтьевичи конца XVI в. являются прямыми потомками по мужской линии боярского рода из новгородского Неревского конца, известного в историографии под именем Мишиничей-Онцифоровичей (XIII-XV вв.). Старшая ветвь рода – Мишиничи – были репрессированы в 1480-х гг. после воссоединения Новгорода с Москвой. Средняя ветвь – Онцифоровичи – репрессиям не подверглась из-за их непричастности к приглашению литовцев, в чём были виновны Мишиничи. В 1350-х гг. одна из ветвей Онцифоровичей получили в наследственную должность Карельское кормление, заключавшееся в общем управлении Карельской землёй, находящейся в составе Новгородского княжества. Выявлено, что генеалогическая линия автора происходит от той ветви Онцифоровичей, что получила Карельское кормление. Определены поимённо все бояре, отправлявшие эту должность до 1478 г. Затем последний кормленщик вплоть до 1499/1500 года оставался при новгородском наместнике, неофициально помогая ему в вопросах управления карелами. С 1500 г. Онцифоровичи были лишены боярства и переведены в категорию дворовых своеземцев, соответствующую московским детям боярским дворовым. Однако в 1540-60-х гг. новгородская знать подверглась реформированию: у своеземцев были отняты из земли, которыми они владели на вотчинном праве, и сразу возвращены обратно на поместном праве. Это означало, что новгородские дворяне-своеземцы, переходя в дворян-земцев, сохраняли дворянство, пока владели земельными владениями, а владели они ими только, пока кто-либо из их семей мог нести пожизненную военную службу. Такая практика была во всём тогдашнем Русском государстве, однако всем боярам и дворянам разрешалось иметь не только поместные, но и вотчинные земли. Вотчины не отчуждались у русской знати, тогда как поместья могли быть потеряны в любой момент (до начала XVIII в.). Потомки староновгородской знати были лишены вотчин, по-видимому, преднамеренно. С одной стороны, власть гипотетически могла видеть в них «вольнодумцев», сторонников староновгородской «вольности». С другой стороны, что вероятнее, эта реформа была выгодна старомосковской знати, могущей теперь отнимать эти земли себе. Итак, немало новгородских своеземцев по тем или иным причинам не перешло в категорию земцев, т.е. не было включено в официальное русское дворянское сословие. Так братья Леонтьевичи конца XVI в. из дворянства перешли в купечество.

В главе «Боярство Неревского конца Великого Новгорода до XIII в. и его связь с родом Мишиничей-Онцифоровичей» было определено, что неревские бояре Мишиничи-Онцифоровичи были потомками неревских бояр Малышевичей (XII-XIII вв.). К этой семье принадлежал ряд крупных церковных деятелей того времени: Варлаам Хутынский (основатель и первый игумен новгородского Хутынского монастыря [1180-е гг. – 1208/1209]; общерусский святой (1461)); Антоний (второй игумен Хутынского монастыря [1208/1209 – 1210]; архиепископ Новгородский [1210-1218, 1226 – весна 1228, осень 1228 – май 1229]; епископ Перемышльский [1219-1225]); Ксенофонт Робейский (третий игумен Хутынского монастыря [1210-1230]; основатель и первый игумен Робейского монастыря [1230-1262]). Политическая деятельность этой семьи была направлена на поддержку владимиро-суздальских Рюриковичей. Борьба была самоотверженной: в период с 1193 по 1219 гг. были убиты, в т.ч. с помощью наёмных убийц, шестеро мужчин семьи. Однако в ожесточённых схватках 1220-х гг. деятельность Малышевичей – архиепископа Антония и боярина Вячеслава Прокшинича, тысяцкого [1228-1229] – не только удержала Великий Новгород под верховенством владимиро-суздальских князей, но и привела к изгнанию из города пронемецкой партии, что помогло русским победам над шведами (1240) и немцами (1242). Похороны боярина Вячеслава в мае 1243 г. были особо отмечены летописями, указавшими присутствие на них тогдашнего игумена Хутынского, а также архиепископа Новгородского Спиридона [1229-1249], и лично Александра Ярославича Невского, князя Новгородского [1228-1229, 1230-1240, 1241-1252, 1257-1259], В.К. Киевского [1249-1263] и общерусского Государя [1252-1263].

В этой главе также прослеживается генеалогия неревских бояр – предков Малышевичей. Показано, что боярский род Неревского конца восходит к первому историческому новгородскому посаднику, дяде по матери В.К. Владимира I Крестителя [980-1015], Добрыне Нискиничу (935/936 – 997/1001), который стал прототипом былинного «Добрыни Никитича». Также автор примкнул к открытию русского историка Д.И.Прозоровского (1820-1894), поддержанного рядом авторов, о том, что Добрыня был сыном древлянского князя Нискини/Мала [ок. 944 – 945/946].

В этой главе также были выявлены гипотетические древнейшие предки рода. Поскольку имя «Доброслав» (уменьш. «Добрыня»), являлось родовым именем новгородских бояр до конца XII века, была сделана попытка обнаружить соответствующее имя в княжеском именослове более ранних исторических периодов. Анализ показал, что в 568-570 гг. византийские источники упоминают о крупном князе склавинов по имени Добрята (уменьш. от Доброслав). Дополнительный анализ источников показал, что этот князь был не простым военным вождём, а фигурой, тождественной полноценному наследному монарху. Согласно концепции родовой преемственности имён (концепции Успенского-Литвиной), в правящих родах регулярное повторение одинаковых имён является обязательным фактом, поэтому если в одном и том же регионе в роду местных монархов используются одинаковые имена, но их разделяет временная лакуна, с большой степенью вероятность можно допускать их прямое родство. Следовательно, склавинского князя 568-570 гг. надо видеть предком наследственных князей Древлянского княжества. Ряд обстоятельств позволил предположить, что летописное русское Древлянское княжество являлось «государством Дира» арабских источников. Тем самым было определено, что новгородский неревский боярский род, названный автором Нискиничами, происходил от доваряжской правящей русской династии, потомком которой в 32 поколении являлся автор. Поскольку все исторические Рюриковичи происходят от Владимира I и младшей сестры Добрыни – Малы, все потомки Нискиничей имеют генеалогическое старшинство перед всеми потомками Рюриковичей.

В главе «Двинская ветвь неревских бояр (Григорьевичи) в XIV-XVI вв. К вопросу о родовых легендах потомков неревских бояр» была выявлена младшая ветвь рода новгородских Мишиничей-Онцифоровичей, названная автором «Григорьевичами». Представители этой ветви с посл. четв. XIII в. получили в наследственную должность Карельское кормление. В 1350-х гг. Григорьевичи уступили эту должность Онцифоровичам в обмен на ряд территорий в Двинской (будущей Архангельской) земле. С этого времени Григорьевичи добровольно отказались от участия во внутриполитической жизни Великого Новгорода, превратившись в обыкновенных помещиков. Все новгородские «двинские бояре» в 1480-х гг. были официально лишены боярства и перечислены в сословную группу черносошных крестьян. Было определено, что в XVI в. потомками ветви Григорьевичей стали архангелогородские крестьянские роды Амосовых, Кологривовых, Лентьевых, Молодых Бояр, а также чёлмужский крестьянский род Ключарёвых.

Книга предназначается как для профессиональных историков, генеалогов и учащихся, так и для всех, интересующихся русской историей.

Комментарии

Издание "Древнерусская доваряжская аристократия X-XVI вв. и её потомки: генеалогическое исследование" (Таланин В.И.) отмечено наградой
ОРДЕНОМ «АЛЕКСАНДР ВЕЛИКИЙ» С УДОСТОВЕРЕНИЕМ ЛАУРЕАТА