XLVII международная выставка-презентация
научных, технических, учебно-методических и литературно-художественных изданий

Париж на Инзере


ГруппаХудожественная литература
Название на русском языкеПариж на Инзере
Авторы на русском языкеЯпаров Г.Х.
Издательство на русском языкеГУП РБ, Башкирское издательство "Китап" им. З.Биишевой, 2019. - 376 с.

Резюме

Член Союза российских писателей и Союза писателей РБ, член Союза журналистов РФ и РБ, член Ассоциации юристов России, доктор сельскохозяйственных наук, профессор, академик РАЕ, член-корреспондент МААО Япаров Гарифулла Хабибуллович - автор более десяти разноплановых книг. Книги «Такдир» (Рок), «Сабышкан йондоззар» (Звезды на перегонки) и «Инйарзагы Париж» (Париж на Инзере), «Притяжение земли», «Честь имею», «Плач земли» на башкирском языке нашли большой интерес у читателя.

Данная книга из романа в трех частях «Париж на Инзере» является  историко-художественным произведением  о развитии земельных отношений в Башкортостане и в России  за последние 500 лет, о борьбе коренного башкирского народа за сохранении вотчинного права на землю, об участии в Гражданской и Великой Отечественной войне, о расцвете сельского хозяйства в советский период, об упадке агропромышленного производства в новейшей истории России, о сложной судьбе молодых героев романа в различные исторические эпохи и  об их испытаниях временем на крепость духа и преданности своему народу и родной земле.

«….Земля за минувшее пятьсот лет подвергалась многократному переделу, и кто только не строил планы, чтобы разбогатеть за счет присвоения башкирской земли!

В нынешней России, как и в царские времена, те же чиновники и депутаты, а также владельцы заводов, фабрик и разного рода купцы-предприниматели заняты присвоением башкирских земель. Если осмотреться внимательнее, кто только без разрешения на то коренного народа не возводит на башкирских землях каменные дворцы,  да и другие строения, даже загораживает территории воспетых в народных песнях озер и рек, ставя там шлагбаумы.

В данной книге содержится одно важное открытие. В пяти вековой истории башкир в составе России виновником их борьбы за свои земельные владения принято обвинять царское правительство. Однако эта точка зрения не вполне соответствует действительности. Если не принять во внимание редких царских указов и законов, отличающихся головотяпством, то изданные царским правительством земельные законы в большинстве своем защищали башкирский народ от незаконных действий тех, кто посягал на их вотчинные землевладения.  

Да и действующие законы Российской Федерации о земле правильны и защищают земельную собственность россиян от незаконных действий. К сожалению, бюрократы и коррумпированные чиновники на местах, пользуясь свалившейся с небес властью, от имени народа незаконно грабят народные же земли. 

От июльской жары Санкт-Петербург защищает свежий прохладный ветер с Балтийского моря. Денежные мешки, собранные сюда со всей России, забыв обо всем на свете, развлекаются на нескончаемых балах. Праздники ощущаются везде. Чья свадьба,  или какой народный праздник – невозможно разобраться. Кого только не встретишь в городе на Неве! Вот в буквальном смысле порхают итальянцы, облаченные в яркие наряды, а здесь медленно ходят норманны в своих клетчатых юбках, там собрались в круг  французы и, картавя, находят развлечение в игре-слове  «революцион».

Молчит только одетый со вкусом молодой человек Жан Бертольд. Наполовину французское, столько же итальянское происхождение не позволяют ему пороть горячку на трибуне. Пока он спокоен. Здесь хорошо знают, если Жан потеряет контроль над собой, то успокоить его почти невозможно. Сегодня вечером он приглашен на бал к одному графу. Туда придут также прежние владельцы земель его будущего завода. Поэтому ему сейчас не пристало вступать в споры и получить «фонарик» под глаз. За ними, кажется, со стороны наблюдают двое городовых, у одного в руках – кнут, которым погоняют лошадей. Понятно, зачем он им вооружился.

Хотя Жану Бертольду уже за тридцать, его голова все ещё занята женщинами, заработать деньги – пока его не заботит. Ему чуждо и представление о нездоровой конкуренции. Такие мысли как, «почему в холодной России легче заниматься литьем чугуна, чем на родине у  дедушки в Италии; неужели не найдется руда в родной Франции», в голову молодого француза не приходят. Почитание во всех государствах Европы за прибыльное занятие добычу чугуна, железа, меди и их стремление наладить горную промышленность Жану представляется как дебри. Пожалуй, то, что металл капиталистической Европе понадобится для новой мировой войны, не предполагал и его отец Поль Бертольд. Он хотел обучить сына азам капитализма и добывать деньги в горной промышленности. Жан получил образование в одном из самых больших городов Европы Санкт-Петербурге, осваивая профессию горного инженера, а также землемера в Константиновском  межевом институте. По большому счету он сегодня, осваивая секреты мира, разбазаривает отцовские деньги.

Жан слышал, что его дедушка Жак побывал в России. Все подробности об участии дедушки в войне 1812 года и ранении в ногу, от чего Жак остался хромым на всю жизнь, отправились вместе с ним в могилу. Почему-то не любил вспоминать об этом и отец Поль, только иногда, вынимая из серой шкатулки железный наконечник стрелы величиной с ладонь, выговаривал:

- Это от стрелы дикого российского северного  амура. Вот такими стрелами они разгромили самую лучшую в Европе французскую армию в несколько сот тысяч солдат, вооруженную пушками и ружьями.  

Дедушке удалось сломать вонзившуюся в бедро  стрелу и сохранить только этот наконечник. После возвращения раненного отца не проходит и года, во время занятия Парижа российскими войсками появляется на свет Поль с темно-серым лицом и орлиным носом. Похоже, что его мать, следуя традициям парижанок, не один раз посещала победителей с целью их уважения и провела с крылатым воином не одну ночь.  

Однако бабушка Сюзанна никогда не обижалась на слова дедушки, а только говорила:

- Если вы, удирали с дыркой в мягком месте, даже не оборачиваясь назад, как же нам не уважить героев, прогнавших потрясшее всю Европу войско Наполеона? Если вы драпали с такой скоростью, то неизвестно, осталось ли в вас что-то мужское, мои бестолковые.

Полагая, что его необыкновенная внешность объясняется присутствием в крови итальянского, даже испанского элемента, Поль не обращал на это внимания. Для него таинственность представляло только то, что на наконечнике изображен знак, похожий на вилы. Свое толкование сыну отец передал следующим образом:

 - В наших жилах, сынок, течет кровь испанских конкистадоров, французских королей, даже русских царей. Со стороны матери немецкая, еще, возможно, норманнская крови. Только самому Всевышнему известно, откуда родом эта рыжеволосая с кошачьими глазами чертова женщина, твоя бабушка. Эту шкатулку ты бери с собой, с этим наконечником связано что-то странное. Когда дедушка брал его в руки, иногда даже плакал. Наконечник оказывал на него ошеломляющее действие. Как-то раз он сказал мне: «Слушай, Поль, я хочу сообщить тебе, что этот наконечник связан с моей жизнью. Если тот воин, с которым я на поле боя встретился лицом к лицу, не пощадил меня и отрубил голову, она давно прогнила бы в земле. Когда этот всадник, спустившись с коня, набросился на меня, я уже успел сломать стрелу. Подняв саблю надо мной, он почему-то остановился. Затем вытащил наконечник из стрелы и, показывая мне эти вилы и указывая на восток, несколько раз повторил: «Урал! Урал! Башкорт!» После этого толчком повалил меня на подоспевшую повозку и ускакал на своем крылатом  коне». 

Жаком Бертольдом овладели воспоминания, и он в тот день многое поведал сыну о той войне. Не только о том, как смерть смотрела в лицо глазами того крылатого воина, но и о народе, именуемом башкиры. Что ими не владеет страх, и ведут себя так, как будто родились на седле. Когда рядом раздается взрыв ядра, падают вместе с конем. Таких воинов, наверное, нет нигде в мире, восхищался Жак, они сваливаются как будто с неба и таким же образом исчезают. Их лошади не нуждаются в корме, даже на заснеженных полях добывают траву копытами под снегом. 

- Я до сих пор удивляюсь, - продолжал старый Бертольд. - Смелые и милосердные. Меня, раненого, он мог убить одним взмахом руки, однако, сжалился. Даже помог, чтобы я оказался на обозе для раненых. Вот так, сынок. Если останусь в живых, думал я, поеду в Россию и найду этих башкир. Не вышло. Эти проклятые виноградники повязали меня своими лозами. Никуда я не смог уехать, за вином прошла вся жизнь. Даже этот солнечный напиток не может успокоить душу. Если даже оно рекой потечет, все равно людям не хватит, потому что для них весь мир – это праздник. Родится у тебя сын - отправь его учиться в Россию! – Эти слова старого Бертольда прозвучали Полю как наказ. – Там, действительно, живет непобедимый народ. Если получится, пусть побывает в стране башкир! И этот наконечник обязательно вручи ему, пусть не теряет! Похоже, этот знак что-то означает. Когда тот башкир повторял “Урал! Урал! Башкорт!”, показывал на эти вилы. Думаю, это неспроста.……      

 

Комментарии

Издание "Париж на Инзере" (Япаров Г.Х.) отмечено
ДИПЛОМОМ ЛАУРЕАТА XLV МЕЖДУНАРОДНОЙ КНИЖНОЙ ВЫСТАВКИ В НОМИНАЦИИ ДОКУМЕНТАЛЬНАЯ ПРОЗА И ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА