XLVIII международная выставка-презентация
научных, технических, учебно-методических и литературно-художественных изданий

РАЗВИТИЕ РЕЛИГИОВЕДЕНИЯ В РОССИИ И КИТАЕ В КОНЦЕ ХХ - НАЧАЛЕ ХХI ВВ.: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ


ГруппаДокументальная проза (нон-фикшн)
Тематика
Религия
Название на русском языкеРАЗВИТИЕ РЕЛИГИОВЕДЕНИЯ В РОССИИ И КИТАЕ В КОНЦЕ ХХ - НАЧАЛЕ ХХI ВВ.: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ
Авторы на русском языкеЧЖАН СИ
Вид издания на русском языкемонография

Резюме

Цель исследования заключается в сравнительном анализе развития теоретического религиоведения и религиоведения как образовательного направления в России и Китае в конце ХХ – начале ХХI веков.

Для достижения поставленной цели необходимо было решить следующие исследовательские задачи:

1. Провести историко-сравнительный обзор становления изучения религии в России и Китае;

2. Рассмотреть основные современные теоретические дискуссии в изучении религии в России и Китае;

3. Исследовать современное состояние периодических изданий по религиоведению, специфику их издательских программ и заявленных проблемных полей;

4. Выявить общее и особенное в понимании места и роли религиоведения как образовательного направления в системе высшего образования в России и Китае;

5. Провести сравнительное исследование российской и китайской религиоведческой образовательной практики.

Научная новизна данной работы заключается в том, что в ней

1. впервые предпринята попытка комплексного компаративного исследования развития современного теоретического религиоведения и религиоведения как образовательного направления в России и Китае;

2. выявлено общее и особенное в развитии религиоведения как науки в каждой стране;

3. впервые проведен сравнительный анализ специфики религиоведческого образования в российских и китайских ведущих вузах;

4. выяснена значимость религиоведения в системе высшего образования России и Китая.

Полученные автором результаты позволили сделать ряд выводов о современном состоянии религиоведения в России и Китае и о тенденциях его развития в будущем.

Теоретическая значимость работы. В ходе работы произведен комплексный сравнительный анализ развития религиоведения в России и Китае, сопоставлены пути развития науки о религии в каждой стране, проанализировано современное состояние и тенденции развития данной науки в обеих странах, показано значение российских и китайских религиоведческих исследований для расширения международных культурных и научно-исследовательских контактов, построения глобального религиоведческого дискурса.

Практическая значимость работы. Полученные результаты дают основу для проведения дальнейших исследований, связанных с данной проблематикой и представляют значительный интерес для российского и китайского научного сообщества. Материалы исследования могут быть использованы для подготовки курсов лекций и учебных пособий по теории и истории религиоведения как в российских, так и в китайских вузах.

Структура работы: монография состоит из предисловия, трех глав, заключения, библиографии и приложения.

Основное содержание.

В предисловии обосновывается актуальность темы, рассматриваются используемые источники, выявляется степень научной разработанности темы, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования, излагаются теоретические, методологические основы, раскрывается научная новизна исследования, характеризуется теоретическая и практическая значимость.

Первая глава «Изучение религии в России и Китае: исторический обзор» посвящена сравнительному анализу истории становления науки о религии России и Китая.

В параграфе 1 «Основные этапы истории изучения религии в России» автор рассматривает происхождение и развитие российской религиоведческой мысли. В историографии изучение религии в России подразделяется на три этапа. Первый из них – предыстория науки о религии, представленная трудами о религии авторов XVIII века, таких как В.Н. Татищев, М.В. Ломоносов, Н.М. Карамзин, С.П. Крашенинников, М.Д. Чулков, А.С. Кайсаров, Д.С. Аничков. Второй этап – формирование и становление науки о религии. Во второй половине XIX века велась систематизация исторических и этнографических материалов по изучению религии, которая была связана с формированием петербургской научной религиоведческой школы.

Третий этап – это развитие науки о религии, начиная с первой четверти ХХ века. В работе обращается внимание на общее состояние гуманитарных и социальных наук советского времени, связанное с наличием государственной идеологии, в контексте которого рассматривалось и изучение религии. Теоретические труды классиков марксизма-ленинизма и важнейшие партийные документы должны были быть использованы в качестве главных методологических оснований научных исследования, однако это, по мнению автора, не препятствовало серьезным социокультурным исследованиям религии. Несмотря на то, что в стране велась сначала антирелигиозная, а затем атеистическая пропаганда, параллельно осуществлялось и научное исследование религии. Безусловно, оно испытывало идеологическое воздействие, но в целом развивалось достаточно динамично, особенно до середины 1930-х и с середины 1950-х гг. Достойное место в истории науки о религии занимает Музей истории религии АН СССР. Вклад ученых советского периода в исследование проблем происхождения и ранних форм религии, в изучение религиозных традиций народов СССР, истории мировых религий трудно переоценить.

В параграфе 2 «История изучения религии в Китае и ее уроки» автор старается раскрыть сходство в изучении религии в двух странах. Отмечается, что научные исследования, особенно в гуманитарной и социальной сферах, находятся в сильной зависимости от социально-политической ситуации, как в России, так и в Китае. Наряду с этим, автор представляет картину столетней истории науки о религии в Китае, анализирует особенности изучения религии Китая в различные исторические периоды. Первый период характеризуется распространением европейской науки и возникновением изучения религии в Китае в начале XX века, затем исследования религии продолжаются в период бурных китайских социальных реформ, синьхайской революции и провозглашения республики. В тот период религиозные группы, особенно христианские миссионеры, концентрировали силы не только на создании теологических учебных заведений и научных центров, но и на исследовании истории религии и сравнительного религиоведения на основе христианского богословия, а представители китайской интеллигенции, среди которых были реформисты Кан Ювэй, Лян Цичао, Тань Сытун, Янь Фу, революционеры Сунь Ятсен, Чэнь Тяньхуа, Цзоу Жун, Чжан Бинлинь, представители движения «за новую культуру» Цай Юаньпэй, Ху Ши и марксисты Чэнь Дусю, Ли Дачжао, вдохновленные идеалами освобождения и европейского Просвещения, усвоив свободный дух западной философии и рационализм естественных наук, обратились к критике религии. Китайские ученые, такие как Чэнь Инькэ, Чэнь Юань, Тан Юнтун, Сюй Дишань, стали использовать сравнительный подход при изучении истории религий, после того, как термин «религия» вошел в китайский научный оборот. На основе многочисленных источников на китайском языке и работ китайских ученых автор отмечает значительное влияние сравнительного изучения христианства и традиционных китайских религий, критики религии, а также западной философии на формирование и развитие религиоведения в Китае.

Второй период – это время идеологической борьбы, культурной революции и упадка религиоведения. Отношение к религии стало достаточно лояльным сразу после установления КНР, появилась возможность для верующих участвовать в строительстве социалистического общества. Без необходимости идеологического акцента в научных исследованиях, то есть до 1950 – 1960-х гг., китайская наука о религии существовала относительно спокойно. В этот период китайские ученые не только проводили исследования этимологии китайского слова «цзунцзяо» (религия) и интерпретации английского слова «religion» в текстологической и исторической областях, но и начали осмысление основных религиоведческих проблем в рамках марксизма. Однако с конца 1950-х – начала 1960-х годов КПК стала уделять больше внимания укреплению новорождённой социалистической народной власти, усиливать атеистическую идеологическую пропаганду, подчёркивать руководящую роль марксизм-ленинизма во всех исследованиях. Вслед за исчезновением религиозной жизни остро встал вопрос легитимности изучения религии, так как объективное исследование ее считалось «буржуазным». Такое радикальное понимание марксистского атеизма серьезно препятствовало развитию китайской религиоведческой мысли. В сложный период «культурной революции» религиоведение было полностью запрещено.

Третий период –период раскрепощения мышления и развития религиоведения в Китае. Изданное в 1982 году постановление ЦК КПК «Основная точка зрения и основы политики по вопросам религий на период социализма» признавало значение религии для социалистического переустройства и внутреннего духовного единения общества, отменяло запрет религиозной практики и преследование верующих. Вследствие этого государственная политика по отношению к религиоведческой науке была определена новыми рамками отношений государства и религии. Расширяются и совершенствуются разноплановые научно-исследовательские центры и организации по религиоведческим дисциплинам, создаются религиоведческие сообщества и печатные издания, появляется новое направление в образовании – «Религиоведение». Автор указывает, что этот период началось введение изучения религии в систему высшего образования, например, в Пекинском университете появилось соответствующее отделение. Вышли в свет многочисленные работы по теоретическому религиоведению, среди них значимый труд Люй Дацзи «Основы религиоведения» (1985 г.).

Вторая глава «Развитие теоретических исследований и наука о религии в России и Китае» посвящена сравнительному анализу развития теоретического религиоведения двух стран на современном этапе. Были проанализированы основные проблемы, диапазон исследований, достигнутые результаты, положительные тенденции в изучении религии, научный обмен между двумя странами.

В параграфе 1 «Основные теоретические проблемы в изучении религии» рассмотрены дискуссии по проблемам изучения религии в России и Китае, выявлена их научная значимость для каждой страны. Особое внимание уделяется трем дискуссиям в российском научном сообществе: «Самоидентификация российской науки о религии», «Сможет ли философия религии выполнять метатеоретические функции в изучении религии?» и «Соотношение теологии и религиоведения». Отмечается, что значимость этих дискуссий заключается в том, что в них отражаются приверженность российских ученых к собственным академическим традициям и непрерывное обнаружение скрытых потенциалов, благодаря чему раскрываются новые перспективы развития гуманитарных дисциплин в целом, и науки о религии в частности, а также демонстрируется современное состояние российских общественных институтов. Автор обращает внимание на проблемы современного китайского религиоведения, которые ранее представляли собой закрытые для исследования в Китае научные области, но стали обсуждаться в современном Китае: «Является ли религия одной из форм человеческой культуры», «Является ли конфуцианство религией», «Онтология глобальной философии религии». В китайском изучении религии обращение к западным источникам и методологии вызвало необходимость нового взгляда на привычные традиционные религиозные формы, а также переосмысления марксистского научного наследия для прояснения социальных функций религии и ее роли в культуре. В работе раскрывается значение указанных дискуссий для стимулирования китайского религиоведения в избавлении от предвзятого догматизма и в демонстрировании открытых подходов к марксистским взглядам на религию, раскрытии культурного смысла религии и ее социальных функций.

В параграфе 2 «Проблематика и современные тенденции в российских исследованиях религии» раскрывается диапазон исследований и достигнутые результаты в российском религиоведении, отмечаются положительные тенденции в изучении религии. В последние два десятилетия российские исследователи религии активно используют современную методологию, ведут разработку теоретических основ религиоведения. Приоритетным направлением исследований стала систематическая работа по изучению мировых, традиционных и национальных религий, а также исследования в области антропологии и социологии религии. Таким образом, в настоящее время в России идет процесс институционализации религиоведения как комплексной междисциплинарной науки и интеграции российского религиоведения в мировую науку о религии.

В параграфе 3 «Современные китайские теоретико-методологические подходы к изучению религии» представлено развитие и специализация исследований в Китае с конца ХХ века под влиянием политики раскрепощения мышления. Использование в современных китайских исследованиях религии марксистских религиоведческих концепций в сочетании с западными научными идеями дает значительные результаты. Автор подробно исследует проблему «установления религиоведческой теоретико-методологической системы с китайской спецификой», отмечает ряд проблем, вызывающих значительное внимание китайского научного сообщества: какие основные категории и концепции имеют китайскую специфику? в чём китайская религиоведческая теоретико-методологическая система отличается от западного религиоведения? Автор выявляет определенные недостатки в китайском религиоведении и его внутреннее неравномерное развитие в сравнении с современным российским изучением религии.

В параграфе 4 «Становление проблемного поля изучения религии на страницах научно-теоретических журналов» дается сравнительный анализ периодических изданий по религиоведению двух стран. Для проведения сравнительного исследования были использованы следующие периодические издания: российские научно-теоретические журналы «Религиоведение», «Философия религии», «Религиоведческие исследования» и «Государство, религия, Церковь в России и за рубежом»; китайские научно-теоретические журналы по изучению религии, введшие в перечень CSSCI (Chinese Social Sciences Citation Index), «Исследования мировых религий», «Религиоведение», «Религия в Китае», «Голос Дхармы», «Даосизм в Китае», «Мусульмане в Китае», «Католицизм в Китае», «Тяньфэн». Анализ периодических изданий производился в трех аспектах: основные направления исследования специализированных журналов по изучению религии; основные направления периодических изданий по изучению религии, издаваемых учреждениями; общее распространение периодических изданий. Благодаря результатам этого анализа был сделан вывод, что создание журналов не только способствуют формированию дисциплинарных стандартов, но и определяют новые направления научных исследований, стимулирует развитие изучения религии в России и Китае.

В параграфе 5 «Диалог культур в контексте глобализации и изучение православия в современном Китае» представлены научно-исследовательские контакты между Россией и Китаем, включающие исследования китайскими учеными российской культуры, подчеркивается значимость исследования православия для понимания русской культурной традиции, особенностей национальной культуры и ее модернизации в век глобализации; отмечается некоторая незрелость китайского изучения православия. Автор выражает надежду, что это направление исследований будет развиваться, благодаря эффективному китайско-российскому партнерству, в том числе и в области религиоведения.

Третья глава «Религиоведение в высшей образовательной системе России и Китая» посвящена сравнительному исследованию религиоведческого образования России и Китая.

В параграфе 1 «Значимость и общее состояние религиоведческого образования» автором утверждается необходимость и актуальность обучения религиоведению в системе высшего образования, представляется общее состояние религиоведческого образования двух стран. Значение религиоведческого образования очень велико, поэтому с 1990-х годов оно устойчиво и стабильно развивается в обеих странах. Преподавание по направлению «религиоведение» в российских и китайских ведущих вузах, отличается от религиозного образования и атеистического воспитания, курсы по религиоведению включены в учебную программу по новому стандарту высшего профессионального образования. Отмечается, что этот феномен свидетельствуют о том, что в российской и китайской системе религиоведению как учебной дисциплине отводится достойное место, и что оно стало важным фактором для устойчивого развития, как самого общества, так и для международного сотрудничества, особенно для поиска общих этических ценностей у различных народов в контексте нарастающей глобализации.

В параграфе 2 «Сравнительный анализ российского и китайского религиоведческого образования: на примере обучения по направлению «Религиоведение» в Санкт-Петербургском государственном университете и на отделении религиоведения Пекинского университета» приведены результаты сравнительного анализа некоторых элементов религиоведческого образования двух стран на примере программ обучения Санкт-Петербургского государственного университета и Пекинского университета. Это сравнение проведено по следующим показателям: научно-образовательные кадры, учебная программа по системе бакалавриат-магистратура-аспирантура по направлению «Религиоведение», эффективность религиоведческой учебной практики. Для исследования проблемы «Эффективность религиоведческой учебной практики» было проведено два вида анкетирования («Анкета эффективности профессионального образования по специальности “Религиоведение”» и «Анкета эффективности общего образования по религиоведению для обучающихся другим специальностям»). Из результатов сравнительного анализа религиоведческого образования двух вузов очевидно, что они в полной мере используют собственные богатые научно-образовательные ресурсы. В Санкт-Петербургском государственном университете акцент в преподавании ставится не только на теоретических проблемах религиоведения, но и на углубленном изучении истории мировых религий и современной религиозной ситуации; в Пекинском университете – на исследованиях, посвященных буддизму, даосизму, христианству и теоретическим вопросам. Статистический анализ результатов анкетирования показал, что, несмотря на то, что процессе обучения существуют некоторые недостатки, религиоведческое образование двух вузов высоко оценивается в общественном мнении.

В заключении подводятся итоги проведенного исследования, формулируются основные выводы и положения. В исследовании рассмотрены элементы, которые заложили основы для устойчивого развития российского и китайского религиоведения на настоящем этапе: воздействие социально-исторического дискурса и общественного сознания на изучение религии, адаптация современных научных теорий и методов исследования к научной традиции России и Китая, наличие индивидуальных особенностей формирования российской и китайской религиоведческой традиции. Благодаря избавлению от идеологических оков в конце ХХ – начале XXI веков, исследования религии опираются, как на собственную исследовательскую традицию, так и осваивают современные теоретико-методологические позиции в религиоведческих исследованиях, расширяя и углубляя их диапазон. Научные кадры становятся более профессиональными, появляются междисциплинарные научно-исследовательские центры, научно-теоретические журналы. Развитие религиоведческого образования является устойчивым и стабильным, а изучение межрелигиозного и межкультурного диалога, способствующего устойчивому развитию общества и формированию толерантности и взаимного доверия, ставится одной из главных целей исследований. Исходя из всего вышеперечисленного, значимость религиоведения обеих стран на современном этапе определяется исследованием основных теоретических и исторических вопросов духовного развития человечества, углублением взаимопонимания между представителями различных мировоззрений, что способствует укрепления межконфессионального и межкультурного взаимодействия и поиска общих этических основ человечества в процессе глобализации.

Комментарии

Издание "РАЗВИТИЕ РЕЛИГИОВЕДЕНИЯ В РОССИИ И КИТАЕ В КОНЦЕ ХХ - НАЧАЛЕ ХХI ВВ.: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ" (ЧЖАН СИ) отмечено
ДИПЛОМОМ ЛАУРЕАТА XLV МЕЖДУНАРОДНОЙ КНИЖНОЙ ВЫСТАВКИ В НОМИНАЦИИ ДОКУМЕНТАЛЬНАЯ ПРОЗА И ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА